Кирилл Роговик: “Главное – это помощь людям”

Интервью 14 мая 2020
635

Врач Кирилл Роговик уже несколько месяцев трудится в тренерском штабе «Динамо-Брест». Свою карьеру он начинал обычным медиком в больнице, но уже приобрел колоссальный опыт в спортивной медицине. В интервью для журнала «Город над Бугом» специалист рассказал о выборе профессии, порассуждал о качестве белорусской медицины и дал обещание когда-нибудь написать книгу о своей работе в футболе.

Почему вы решили принять предложение работы в «Динамо-Брест»?

Во-первых, команда – чемпион. Во-вторых, выступление в Лиге чемпионов. Это турнир, который нравится не только футболисту и тренеру, но и доктору. Это определенный вызов, который может проверить твою компетентность как врача и твое понимание футбола. Это пик футбольной карьеры. Это международные старты. Ну и, конечно, коллектив, команда, футболисты. Ребят, в основном, я знал еще до прихода сюда. Коллектив мне был по душе, поэтому и принял это предложение.

Где вы работали до брестского клуба?

Работал в структуре БАТЭ: от академии до основного состава. Также недолго трудился в футбольном клубе «Минск». На тот момент это была команда, которая играла в Лиге Европы. Выиграли Кубок и принимали участие в ЛЕ. Потом работал в солигорском «Шахтере», но ушел из клуба вместе с тренером, который меня звал в команду. После этого был в национальной сборной по баскетболу. Решил сменить вид спорта, потому что на руках был маленький ребенок, хотелось пожить хотя бы какое-то время без переездов. А уже после национальной сборной и работы в баскетбольных «Цмоках» меня пригласили в футбольный клуб «Динамо-Минск». И уже оттуда я переехал в Брест.

Получается, что вы всю карьеру работали в спортивной медицине? Или был период, когда трудились обычным врачом?

Конечно, был период, когда работал врачом. Я был хирургом на районе, как положено, отработал три года по распределению. А потом уже ушел в спортивную медицину. Мне хотелось этим заниматься. Рад, что получилось.

Когда вы решили стать врачом? Что повлияло на ваш выбор?

В моей семье очень много врачей. У меня родные тети, дяди, братья, сестры связаны с медициной. Кто-то в стоматологии работает, кто-то по врачебной практике, поэтому, мне это всегда было по душе. Уже с 7–8-го класса школы понимал, что мне это нравится. Нас делили на профили, я выбрал именно химико-биологический, чтобы готовиться к поступлению в университет. И целенаправленно шел к своей мечте стать хорошим врачом.

А где вы учились?

В Белорусском государственном медицинском университете. Моя специальность – врач-хирург. Потом прошел переподготовку на врача спортивной медицины. Это был дополнительный диплом к моему диплому хирурга.

Что самое интересное в вашей работе?

Главное – это помощь людям. Будь то спортсмен или обычный человек, он приходит со своей проблемой, с какой-то болью. Всегда интересно добиваться положительного результата. Приятно, когда от тебя человек уходит радостный, потому что решил свою проблему. Это всегда добавляет позитива. Что касается спорта высоких достижений, то очень нравится то внимание, которое спортсмен уделяет своему организму. Ребята знают себя досконально. И нам приходится быть на голову выше, быть на гребне волны. Мы всегда должны находиться на передовой, знать все самое новое и современное, чтобы правильно ответить на те вопросы, которые возникают у спортсменов. Зачастую это высокопрофессиональные люди, которые поиграли, играют на серьезном уровне, поэтому всегда интересно с ними общаться на какую-то тему и понимать, что ты знаешь немного больше, можешь этим поделиться. И очень приятно, когда ребята это отмечают и говорят: «Да, доктор, ты молодец, ты все разложил по полочкам. Теперь я понимаю, что и как». Здесь всегда есть новые вызовы. Требуется большая внимательность и самоотдача. Поэтому мне очень нравится спорт высоких достижений. Ты всегда должен быть наготове решать сложные задачи за наиболее короткий промежуток времени. В обычной практике этого нет, там ты можешь лечить пациента месяц, два, три… И твоя задача состоит в том, чтобы в конце лечения человек поправился. А в спорте результат должен быть оперативным, поэтому решение трудной задачи всегда приносит положительные эмоции. Помню всех ребят, которых лечил на протяжении своей карьеры. К счастью, большинство еще играет.

Работа врача в разных видах спорта похожа или есть какие-то отличия?

Везде люди высокопрофессиональные, но различия всегда есть. Специфика спорта подразумевает под собой определенные двигательные механизмы. Они в разных видах спорта различны. Будь это баскетбол, футбол, хоккей, гандбол, это все виды спорта, в которых есть определенные различия в интенсивности работы, в покрытии, в промежутке времени этой работы, в нагрузке на различные группы мышц. Существуют специфические механизмы спорта. Поэтому есть различные специфические травмы, хотя бывают и общие. Разная специфика дает больше опыта, начинаешь по-разному подходить к специфическим травмам, делать выводы и лечить по-разному.

Обычно широкая публика не обращает много внимания на работу врачей в спорте, их особо не выделяют из тренерского штаба. Вас когда-нибудь это угнетало?

Нет, такого не было. Я всегда понимал роль врача в команде. И все топовые тренеры, и руководство клубов всегда осознают, что эта работа отнимает много времени. От качества медицинского персонала многое зависит. И качество подготовки, и восстановление после травм и после игр. Во всем мире на это выделяется много времени и финансовых средств. Где бы я ни был, убеждаюсь, что врачи в любых командах растут и развиваются.

Но на прошлой неделе спортивные врачи несколько раз обратили на себя внимание. Во-первых, вы оказали помощь болельщику в Бобруйске. Приятно было слышать аплодисменты с трибун?

В той ситуации не особо слышал и обратил на это внимание. Дело в том, что у девушки лет 20–25-ти случился обширный приступ эпилепсии, и она упала между рядами. С трибуны позвали врачей, сказали, что человеку стало плохо. Мы взяли чемоданы и побежали. Сделали все, что нужно, оказали экстренную помощь. Деблокировали дыхательные пути, чтобы человек во время приступа мог дышать. Самое главное в этой ситуации, чтобы был доступ кислорода, чтобы человек просто не задохнулся. В итоге с девушкой все в порядке. Она начала отвечать на мои вопросы. Я попросил поморгать, если она меня слышит. Так я понял, что она пришла в себя. К тому моменту подошли врачи скорой, поэтому мы благополучно передали пациента им. Поэтому девушке желаю здоровья. На самом деле, это не первый такой случай. Будучи в баскетболе, я как-то спасал человека в аэропорту. В какой-то статье тоже об этом писали. Была экстренная ситуация. Но это моя работа. Я в помощи никогда никому ни на улице, ни где бы то ни было не отказываю. Врач всегда должен оказать помощь. Это закон нашей службы.

А вторая ситуация – интервью врача Александра Одинцова, который работал в БАТЭ. Там говорилось о разногласиях специалиста с главным тренером. Читали этот материал?

Читал, но вскользь. Я не сторонник конфликтов между тренером и врачом. Считаю, что между ними всегда должен быть тандем. Врач должен всегда прилагать максимум усилий для любого тренера, который бы ни был во главе команды. Выносить сор из избы не есть хорошо с точки зрения репутации врача. Я не знаю, какого рода конфликт, но что бы там не происходило, с моей позиции в любой ситуации врач должен помогать любому тренеру. Если ему не нравится работать с конкретным тренером, он всегда может об этом сказать и уйти спокойно. Думаю, что это было бы более правильно. Это мое личное мнение.

На протяжении вашей карьеры случалось так, что возникало недопонимание между вами и главным тренером или игроком?

Врач в любой ситуации в команде всегда должен быть на стороне спортсмена, то есть пациента. Самое главное – не усугубить травму, не навредить спортсмену. Если тренер профессиональный, то он всегда прислушается к доктору, спросит его мнение. Если тренер имеет свое мнение, то задача врача состоит в сохранении жизни и здоровья человека. Всегда будут варианты того, что кто-то захочет сделать так, чтобы было комфортно ему. К счастью, где бы я не работал, у меня каких-то жестких вопросов не возникало. Мелкие недопонимания – да, но они легко разрешаются. Садимся, рассуждаем, говорим, каждый высказывает свое мнение, будь то тренер по физподготовке, главный тренер, доктор. Ответственность за результат всегда лежит на главном тренере, но каждый должен выразить свое мнение.

Давайте смоделируем ситуацию: тренер говорит, что футболист завтра должен сыграть на уколах, более того, сам игрок говорит, что он хочет и готов, но вы как врач понимаете, что это может повлечь за собой нежелательные последствия. Что делать?

Суть решения такова: нужно рассказать, какие могут быть последствия. Если все согласны, то работаем. Если игрок, услышав о последствиях, меняет свое мнение, то играть он не будет. Футболист сам хозяин своего здоровья, как и любой спортсмен. Они получают за это деньги, они все высокопрофессиональные ребята. И моя задача в этой ситуации – помочь футболисту играть. Я должен сделать так, чтобы все спортсмены в команде были готовы играть. Если есть травма, то она должна лечиться так, как положено по срокам. И тогда игрок вернется готовым на 100%. Но бывают ситуации, когда просто надо. Тогда спортсмен должен сам принять решение.

Вообще, насколько вы быстро привыкли к новому коллективу, нашли общий язык с ребятами, с коллегами по тренерскому штабу?

Что касается футболистов, то я большинство из них знал, мы вместе работали в других командах. Это, Саша Нойок, Артем Быков, Сергей Игнатович, Миша Гордейчук, Пашу Савицкого я знал еще по молодежной сборной. С Денисом Лаптевым во время карьеры не пересекались, но мы соседи. Я родом из Мозыря. Жил в 10-м доме с родителями, а у него родители в 8-м доме. Поэтому мы с ним земляки. Сразу нашли общий язык. Вообще, коллектив в команде очень хороший, качественный и в спортивном, и в человеческом плане. Очень приятно в таком коллективе работать. Никаких проблем не возникало. Сразу вошел в ритм и начали продуктивно взаимодействовать.

Если говорить о работниках медицинского штаба, то тоже никаких вопросов, все профессионалы своего дела. Я очень люблю и ценю профессионалов, ребят, которые выполняют свои обязанности качественно. Если я вижу, что человек подходит под мои требования, может меняться, понимает, что я требую и как, то никаких проблем не будет. В медицинском штабе «Динамо-Брест» все так и происходит. Что касается тренеров, то моя задача максимально помогать им знаниями, которыми я обладаю. Если возникают какие-то сомнения, всегда прихожу к главному тренеру, мы садимся и обсуждаем. Я уверен, что у тренера нет никаких секретов от меня, как и у меня от тренерского штаба. У нас здоровый коллектив. Мы друг другу помогаем, это хорошо.

Общаетесь с кем-то из футболистов больше, чем просто на матчах и тренировках, или все-таки должна быть профессиональная дистанция?

Дистанция должна быть всегда, но если кто-то из футболистов попросил о помощи или хочет заехать обсудить какой-то момент, то ко мне приезжают, я никогда не отказываю. Мы разговариваем, пьем кофе. Любой из ребят может ко мне приехать, и мы можем пообщаться, как говорится, без мундиров.

Случилось так, что в команде в одночасье появилось несколько травмированных игроков. Из этого были сделаны какие-то выводы?

Конечно, мы анализируем ситуацию, меняем подход к тренировке и профилактике. Эта практика становится более общей, менее индивидуальной. Стараемся предотвратить травмы, потому что всегда лучше заранее предпринять какие-то меры, чем потом лечить. Я высказал свое мнение, его поддержал главный тренер, и мы немножечко перестроились. На сегодняшний день эти шаги дают правильный эффект.

Так уж выходит, что есть игроки, которые часто получают травмы, другие годами играют – и все у них хорошо. Почему так происходит?

Есть две причины. Во-первых, это генетическая предрасположенность человека к травмам. А второе – это профессионализм в предотвращении травматизма, в профилактике. Футболисты «Динамо-Брест» приезжают на базу за час или два, каждый знает, где у него есть какая-то малейшая проблема, которая его беспокоит, и они делают профилактику – комплекс определенных упражнений. Плюс качественное восстановление, физиопроцедуры, массажи, работа над определенными группами мышц до и после тренировки. Это признаки профессионализма и продление своего долголетия в спорте.

Бытует мнение, что игроки атакующие более подвержены повреждениям. Это действительно так или просто кажется, потому что они более заметны на поле?

Думаю, что кажется, потому что они больше заметны в медиа, на поле. Форварды всегда в центре внимания. Хотя есть обратное мнение. Многие известные специалисты утверждают: «Чтобы команда хорошо играла, нужны качественные защитники». То есть все строится с фундамента. Зачастую так и происходит. Чем надежнее защита, тем лучше играет команда. Если не пропустил, уже не проиграл.

Прогресс в развитии технологий, в том числе и медицинских, очевиден для всех. Все растет очень быстро. Белорусские клубы в целом и конкретно «Динамо-Брест» успевают за новшествами?

Нет предела совершенству. А это значит, что медицина будет развиваться всегда, в том числе и спортивная. Мы идем вперед семимильными шагами. Уже доходит дело до генной инженерии, то есть работы с клеткой. Думаю, что на сегодняшний день топ-5 команд Высшей Лиги в плане медицины находятся на хорошем среднеевропейском уровне. Имею ввиду оснащение техникой и препаратами, а также уровень умений и знаний персонала.

Когда футболисту нужна операция, он чаще выбирает клинику в Италии или Германии, а не в Беларуси. Почему так происходит?

Это некий устоявшийся предрассудок. На самом деле я присутствовал при операциях в Италии и Германии, и был рядом во время недавней работы хирурга с Элисом Бакаем в Минске. Технология вмешательства одинаковая. Операция выполняется однотипно и за рубежом, и у нас. Сегодня, к примеру, в РНПЦ травматологии и ортопедии все возможности для проведения таких сложных процедур есть. В том числе есть и высококлассные специалисты, которые ездят оперировать в Европу.

Во многом такое предвзятое отношение к отечественной хирургии – это проблема менталитета. У нас ведь даже пословица есть: «Хорошо там, где нас нет». Но эта история постепенно меняется. Есть немало примеров известных и успешных спортсменов, которые выбирали лечение в Беларуси и не пожалели о своем выборе. Ребята успешно восстанавливаются и продолжают выступать на высоком уровне.

Другое дело, что операция – это еще далеко не все. Дальше начинается важнейший этап восстановления. Поврежденный участок нужно разрабатывать, временами через сильную боль. Нужно неукоснительно следовать программе, которую подготовил специалист. Необходимо справляться с моральной нагрузкой. Это очень энергозатратный и наукоемкий процесс. Мы всем медицинским штабом прилагаем максимум усилий, чтобы у Элиса все сложилось хорошо.

Что никогда нельзя говорить травмированному спортсмену?

Никогда нельзя обманывать травмированного. Спортсмену нужно говорить только правду, какой бы горькой она ни была. Вообще, врач должен быть в определенной степени психологом. Особенно в спорте. Я уже говорил, что спортсмены высокого класса очень щепетильно относятся к своему телу. Поэтому им всегда нужны слова поддержки, знаки внимания. И это одна из сфер внутри спортивной медицины, которая мне очень нравится.

У вас есть хобби, которому посвящаешь свое свободное время?

Я читаю много медицинской литературы, и один из разделов, которому уделяю особое внимание, это мануальная терапия. Вообще это область медицины, которая занимается заболеваниями опорно-двигательной системы, позвоночника. Я досконально изучаю эту сферу, что конечно отнимает массу времени. И, разумеется, у меня есть семья! Супруга, двое детишек, собака и даже кролик – нужно находить время для всех, и это не всегда получается. Детям катастрофически не хватает папы, потому что он все время чем-то занят. Поэтому каждую свободную минуту я посвящаю родным.

Никогда не задумывались над написанием собственной книги о работе врача в спорте?

Как раз в этом году на сборах я почему-то задался именно этим вопросом. И решил, что когда-нибудь, когда стану старше, обязательно напишу книгу. Там будет много интересного, от веселых житейских историй из быта спортсменов до серьезных наблюдений и выводов из практики спортивного медика. Но это точно случиться не скоро :)

Блиц-опрос

Каким приложением на мобильном телефоне пользуетесь чаще всего?

Навигатором. Особенно после переезда в Брест.

Любимое блюдо

Драники со сметаной

Выходные на природе или в большом городе?

Совершенно точно на природе

Самое красивое место, где приходилось бывать?

Санкт-Петербург

Любимое место в Беларуси?

Мой дом

Отпуск на море или в горах?

Море

Зима или лето?

Лето

Любимый фильм?

«Достучаться до небес» с Тилем Швайгером

Любимая книга?

«Мертвые души» Николая Гоголя